Клементий Константинович Ушков (1783 – 1859) – уральский гидротехник.

Он родился в 1782 г. в семье крепостного крестьянина-старообрядца Нижнетагильского завода Константина Ивановича Ушкова. Известно, что в  1740-е гг. Ушковы бежали на Урал из Центральной России, и в 1747 г. оказались приписанными к Выйскому заводу как вечноотданые его владельцев Демидовых. Известно, что отец Клементия, Константин Ушков был раскольничьим «старшиной» и одним из попечителей Свято-Троицкой старообрядческой часовни, построенной в 1781 г.

К. К. Ушков начинал как мельник, который обеспечивал хлебом население заводов, сел и деревень Нижнетагильского округа. Известно, что он также занимался доставкой угля и другого важного сырья для демидовских заводов и владел шорными мастерскими и водяными мельницами на реке Тагил. Строя мельницы, Ушков самостоятельно познакомился с основами гидротехники, которые помогли ему осуществить проект, принесший в дальнейшем ему славу.

В те времена уральские заводчики Демидовы столкнулись со следующей проблемой. Из-за малоснежной зимы или засушливого лета простаивали колеса, приводившие в действие механизмы, которые «работали» на заводах – воздуходувки доменных печей, молоты, прокатные станы и другие. Заводчики начали искать пути решения этой проблемы. Так, в 1775 г. Н. А. Демидов продолжил подумать о переброске реки Черной в пруд, питавший один из горных заводов.  В 1799 г. Демидов поручил маркшейдеру Груберу строительство канала от речки Черной до Черноисточинского завода и выделил на этот проект около 10 тысяч рублей. Но до реализации дело не дошло.  В 1805-1807 гг. была предпринята очередная попытка решить проблему. Главным действующим лицом здесь стал французский инженер и гидротехник Клод Жозеф Ферри.  Но тот после проведенных исследований резюмировал: «Сие дело невозможно..».

11 ноября 1841 г. в Главное управление Нижнетагильского горнозаводского округа Демидовых поступило письмо Климентия Ушкова. Он предлагал «повернуть воды речки Черной в заводской пруд». Данный проект был гениален по своей простоте: Ушкову удалось сделать то, что казалось невозможным его предшественникам. По проекту Ушкова одну «канаву» нужно было провести не менее чем за 4,5 км. Для того времени Черноисточинская вододействующая система, созданная таким образом, являлась грандиозным сооружением. Более того – весь проект Ушков брался осуществить своими силами.

В 1848 г. этот канал был построен

 На речке Черной, которая была отведена в Черноисточинский пруд по новому руслу, Ушковым была создана система резервных прудов. Строя дамбы и шлюзы, Ушков учел особенность рельефа местности и добился эффективного использования всех водных ресурсов, которые там были. В качестве материала для дамбы был использован грунт, оставшийся после рытья канавы, а также глина и щебень. Дно канавы Ушков сделал  покатым, чтобы вода шла по нему плавно и ровно. Отметим, что в качестве геодезического уровня изобретатель использовал бурак – березовый туесок с водой, а основным измерительным инструментом ему служило правило – палочка из черемуховой ветки.

Благодаря действиям Ушкова, уровень воды в Черноисточинском пруду поднялся на 5 метров. Проблема нехватки воды на демидовских заводах была решена вплоть до наступления эры электричества. А небольшой водоем стал живописным озером, которое можно увидеть и по сей день. Более того – до сих пор сохранилась и сама Ушковская канава. Она находится в 25 км. от Нижнего Тагила и до сих пор является регулятором его водной системы.

За это изобретение Ушков получил вольную. В дальнейшем он с семьей перебрался в Екатеринбург. Там Ушков построил несколько крупяных мельниц и основал первое на Урале суконное производство.

Строительству Ушковской канавы в настоящее время посвящены не только многочисленные научные труды, но и литературные произведения. Одно из них – трилогия Е. А. Федорова «Каменный пояс». Вот как в этом романе описывается весь процесс создания Черноисточинской вододействующей системы:  «…Ушков сотни раз проходил по логу речки Черной, хорошо изучил ее, и в голове его давно родилась простая, но вместе с тем умная затея. На своем веку он немало поставил на уральских речках и ручьях мельниц и меленок, много соорудил хитрых запруд, прокопал канав и обладал несомненным чутьем в изыскании мест, наиболее пригодных для каналов.

Не откладывая дела, Климентий Константинович вместе с сынками вышел на пойму Черной. От темна до темна они лазили, продираясь по таловым зарослям, внимательно изучали быстроту течения, измеряли ширину и длину струи. Старик не жалел труда, — обошел и осмотрел каждый окрестный холмик, скаты. Стоя на высотке, осиянный вешним солнцем, он восхищенно показал сыновьям на простор.

–Гляди, какая благодать кругом! Раздолье! Зимой сколько тут наметает снега! А как только пригреет солнце, как пожухлеет снег, так и посочится вода. Подумать только, что со всего этого раздолья, от гор и до того синего бора, под вешним солнцем побегут талые воды в Черную. Ух, и сила! он прижмурился, лицо его засияло. Чудилось, что он видит перед собой вешнее водополье и восхищается им.

Сыновья верили отцу. Старший, Михаил, сильный, черноволосый, сказал:

– Истинно будет так, батюшка! Повернешь все воды в Тагил!

– Ну, идите за мной да глядите, куда потечет вода из Черной! внушительно сказал Ушков и размеренным шагом дошел до речки, а оттуда повернул через поля, вдоль ложков.

– Вешки ставьте! Тут и быть каналу! — крикнул он сыновьям.

Весь день Ушковы провешивали будущую трассу канала, а затем принялись за точный промер, учиняли «вернейший отвес» и убедились, что отец прав…

<…> Сведущие люди рассмотрели проект Ушкова и нашли возможным привести его в исполнение. После этого были подписаны «кондиции», и Климентий Константинович принялся за работу. Он не жалел ни сил, ни средств. Большую часть своей конницы он бросил на возведение плотины. На трассе работала вся семья Ушкова: брат, сыновья и молодая сноха. С восходом солнца у речки Черной начиналась работа и кончалась с наступлением сумерек. Сотни подвод со свеженарытой землей тянулись от канала к плотине. Пахло смолистым тесом, мхом, речным илом. Весело повизгивали пилы, громко стучали топоры, гудел под молотом каменотеса серый валун-камень. Там, где вели канал, ходил брат Ушкова — Ефим, такой же дородный и бородатый старик, и наблюдал за рытьем. Он часто приглядывался к породе, брал ее в руку и растирал».

В романе «Каменный пояс» есть и сцена открытия «Ушковской канавы»: «Наступила весна 1849 года. Ушковы закончили строительство плотины и прорыли канал. Шлюзы сверкали желтизной, свежая насыпь утрамбована, посыпана песком, вдоль плотины и канала зеленели натыканные березки. Закончилась трудная и беспокойная работа, и Ушков хотел показать ее во всем блеске. Он решил устроить веселый праздник; верил он, что в этот день ему вручат отпускную.

В конце апреля, в праздничный день, к Ушковской плотине сошлось и съехалось много народу. Со всего Нижнего Тагила поспешили работные полюбоваться невиданным зрелищем. Запруженная река Черная разлилась широко, и по зеркальной глади нового пруда скользили разукрашенные ладьи. Сверкали медные трубы духового оркестра. В просторной ладье, гребцами на которой были рослые и плечистые сыновья Ушкова, был разостлан персидский ковер, а на нем поставлены два кресла. В одном из них под ярким цветным зонтиком сидела Аврора Карловна, а рядом — голубоглазый румяный сынок Павел, владелец заводов. За креслами стояли главноуправляющий Кожуховский и исправник.

В толпе на плотине, на голову выше всех, суетился Ушков. Подле самой воды был водружен аналой, горели восковые свечи, трепетным пламенем освещая икону. Священники готовились отслужить торжественный молебен. А народ все прибывал, — шли и ехали люди и гости с дальних заводов. Ушков широко оповестил всех о празднике. Синий дымок из кадильницы вился легкой струйкой в теплом прозрачном воздухе. Окружавшие регента в черной поддевке певчие пробовали голоса, и он, высоко поднимая руку с камертоном, прислушивался к звукам. Приставив ладонь к глазам, Ушков нетерпеливо поглядывал на пруд».

Как была создана «Ушковская канава»